Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Центр народной культуры г. Вологда

Узнайте больше о традиционной культуре

Календарные обряды и фольклор Устюженского района

Зимние молодежные вечера

  • Беседы
  • Светлые вечера
  • Игры и пляски
  • Драки
  • Примечания

  • Беседы

    В устюженской традиции существовало два вида зимних собраний молодежи: повседневные беседы, которые в каждой деревне устраивали девушки для совместных занятий рукоделием, и "светлые вечера" - вечера без работы, на которые приглашалась молодежь из других деревень. 

    БЕСЕДЫ. На беседы 1 деревенские девушки собирались по очереди друг к другу каждый вечер, кроме воскресений и праздников: "Биседа - это свои, можно считать, свои деревенскии собираютцы. Если есть там зазноба, дак с Осташкино [из другой деревни] парень придёт" (Залес., Грязная Дуброва, КЦНТК: 114-01); "Все ходят по очереди - биседы делали. <...> У ково девчонка, дочь ес[т]ь, и севонни - у миня, завтра - у етой, - так по очереди и пряли" (Мод., Слуды, КЦНТК: 135-28)

    Разрушение в 30-е годы частных хозяйств и всего уклада общественной жизни привело к тому, что избу для бесед нередко стали "покупать" или, как здесь еще говорили, "рядить" на все время их проведения у какой-нибудь старушки или одиноких хозяев: "Биседу рядили на всю зиму. Вот купим избу и ходим каждой вечор. Только на праздники не идём да на воскрисеньё, а тут и ходим" (Мод., Плотичье, ШТНК: 075-02). В поряженной избе "девки кажинную субботу пол вымоют" (Там же, ШТНК: 075-02), а помимо этого расплачивались с хозяевами деньгами или пряжей 2. Традиционная очередность, принятая при проведении бесед, в данном случае перешла на заготовку лучины для освещения избы, а впоследствии - на обеспечение беседы керосином 3: "Биседы сами редили, от себя редили... Сговорятцы по сколько там [заплатить], порядят - денег-то не больно [много было], так либо пряжой [заплатят]... Девки мыли пол, а ребята керосин носили для освешшенья. По очереде светили - лампа [была]: севодни - с меня, завтро - с вас, потом - с третёво так" (Мод., Кортиха, ШТНК, 079-22)

    В больших деревнях обычно проходило одновременно по две беседы: одна для старших - "большая", другая для подростков 14-15 лет - "маленькая": "[Были] маленька биседа и больша биседа. <...> Мы [маленькие] ходили только погледеть на большую биседу. А так мы с им не участвовали, с большим. У их своя биседа, у нас - своя биседа... Годов по шес[т]надцеть, по семнадцеть было, вот [тогда] стали ходить туда. Их [= старших девок] стало поменьше - которы замуж повыходили, которы так [перестали ходить], дак вот и нас стали принимать" (Никол., Никола, КЦНТК: 086-26). Лишь в небольших деревнях, где молодежи было мало, девочки-подростки ходили на беседу вместе с девушками на выданье 4. Но и в этом случае в избе они сидели по-за старшими и не считались полноправными участниками молодежного собрания 5. Детей до 14-15 лет на беседу, как правило, не пускали вообще 6

    Если календарная точка окончания бесед была строго закреплена за началом Великого поста, когда девушки усаживались по своим избам за ткацкие станки 7, то начало их редко имело конкретную приуроченность. Беседы начинались после того, как будет подготовлена к прядению "куделя" - измят и отрёпан лён 8. Лишь по единичным свидетельствам окончание этих работ и начало бесед приходилось на определенные дни календаря: "Дак эть биседы с Миколы и начинались. Как лён уберут, так и начинаютцы биседы. Лён обделают, и начинаютцы биседы с Миколы" (Мод., Слуды, КЦНТК: 139-38); "Вот уж с Покрова и начинаютцы биседы. Всё оброботают, и кудели наделают, и все ходят по очереди - биседы делали" (Там же, КЦНТК: 135-28)

    Повседневные беседы были непосредственно связаны с трудовыми занятиями девушек: прядением льняной кудели и шерсти, а позднее, вязанием крючком кружев, вязанием на спицах, вышивкой: "Прясть надо. Дома-то не пряли, всё ходили на биседы" (Мод., Слуды, КЦНТК: 139-07); "На биседах раньше всё пряли больше. У людей дак вязали... Где вот льна не было, дак там вязали да вышивали, а у нас всё на прялках торчали. Всё пряли, пряли, пряли. <...> Девчонки с вечора [собирались на беседы]. Как только стемнеётцы... справят скотину, наносят воды - там справятцы и с вечора уж [пойдут] на биседу, штобы больше напрясть" (Там же, КЦНТК: 139-38).

    Родители строго требовали от девушек напрясть за вечер несколько веретен ниток - "кокок": "Пойду на биседы, мамка и го[вор]ит: "Не шляйси там, не зубоскаль, две кококи принеси"" (Уст., Шустово, КЦНТК: 091-03); "Две коковочки [за беседу] напрясть надо" (Мод., Слуды, КЦНТК: 139-07); "Две коковочки принесёшь, а мама скажёт, было: "Это чово ты тут принесла?! На[д]о три-четыре коковочки". А ковда жо поплясать-то? Ведь надо ишо и поплясать. Гармонь [принесут] - чужие ребята придут с другой деревни. Надо ишо и поплясать было. Дак и пробегаёшь. Да ишо проводить надо каково-нибудь ишо и дролю. На[д]о проводить каково-нибудь ишо ведь. Не так-то просто" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 081-45); "Там проиграём, мало напредём, придём, родители и заругаютцы, што мало напряла, прошлялась" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-12). Памятуя наказы родителей, девушки старались выполнить задание в самом начале беседы, пока не пришли парни. За работой они пели частушки и "долгие" песни. Между делом могли и поплясать - либо "под язык" или какую-нибудь плясовую песенку, либо под нехитрый аккомпанемент сковородки, на которой девушки выстукивали ложками (№№ 36, 37, 43, 44, 45, 63) 9

    Парни обычно появлялись на беседе позже, когда девушки выполнят большую часть заданной работы. До прихода чужаков - ребят из чужих деревень 10, работа девушек шла свои чередом, а свои деревенские парни играли в карты, рассказывали различные истории и сказки 11: "Робята придут. Эти эть только в карты играют... А мы было всё пряли, пряли" (Мод., Слуды, КЦНТК: 139-07). Когда же приходили чужаки с гармонью или балалайкой, рукоделие откладывалось в сторону, прялки составлялись в угол или на печь, и начинались игры и пляски: "Ребята... с гармонью придут - пляску розведут" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-06).

    Если кто-либо из девушек все же пытался проигнорировать общие игры и продолжить работу, парни могли поджечь, отнять или украсть кудель трудолюбивой пряхи, смотать с веретена изготовленную нить. Спрятать прялку и коковку, сжечь пряжу, вырезать на донце прялки - гузне - свои инициалы и т. п. могли и в том случае, если девушка слишком увлекалась играми, например, уходила с беседы "в провожатки" и долго не приходила 12: "Девка парня пойдёт провожать - нету и нету (вытащат девку-ту к парню-ту). А прялка-то лёжит. Ох! [Парни] куделю и сожгут! Она придёт, и куделины на ней нету" (Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-08); "Нету долго, и спрячут прялку. На дыбу на колодец... туды на самой-то на этот [верх] и привяжут?, <...> Которая не пондравитцы... да долго прогулива[е]т, вот и привяжут прялку. Она придёт и прялки нету" (Там же, ОНМЦК: 003-15). "А придёшь, и коковки нету - вся смотана. А то дак и куделину сожгут... - как ревнуют уж" (Залес., Избищи, КЦНТК: 111-30).



    Наверх


    Светлые вечера

    Светлые вечера 13 или, как их еще называли, "святки", "святые вечера", "большие биседы", отличались от повседневных бесед тем, что "там уж не пряли, не работали, только пели да плесали на светлом вечере" (Никол., Никола, КЦНТК: 086-26): "Досуг тут роботать! Плясали да "Соседям" играли. Не на роботу ходили, а на гуляньё" (Залес., М.Восное, КЦНТК: 110-01). "На биседе работают: прядут, вяжут, вышивают, - у ково какая робота есть. А на светлом вечаре уж этим не занимаютцы. Только пляской" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-09).

    Проводились светлые вечера, как правило, в зимние святки 14, хотя в 40-50-е годы, время молодости современных информаторов, устраивать их могли уже в любое время - и не только зимой, но и летом 15: "Светлые вечера много в святки были. Вот когда святки - ряженые ходят, вот светлые вечера тут тоже, значит, были" (Залес., Залесье, КЦНТК: 109-04). "Светлой вечор - вздумают девки [и устраивают]. Ну, примерно, к выходному подноравливали, к выходному дню. Зимой и летом" (Там же , КЦНТК: 112-09).

    В период святок светлые вечера проходили по очереди в каждой деревне округи: "Это вот намечали в деревне молодёжь... Вот, например, вокруг семь деревень - у нас вот ходили. Вот сево[д]нни - у нас, в Староквасове, завтра - в Степачове, послезавтра - в Хрипелёве, потом вот Помесово, Ярцево у нас было, Избишши, - вот в каждой деревне по очереди. Когда - через три дня, когда - через четыре, когда неделю один светлый вечер в какой деревне" (Никол., Никола, КЦНТК: 086-26); "За неделю деревень шесть обойдёшь: севодни - здесь, завтра - там, послезавтрея - там-то" (Мод., Колоколец, ШТНК: 079-20).

    Для проведения вечера молодежь деревни, в которой он устраивался, рядила большую избу: "Вымычат дом там - ско[ль]ко он за вечёр: там двадцать рублей ли... Заплотят этой хозяйке и собераютцы там" (Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-08); "Эти светлые вечера [проводили] - нанимали там [избы]. Бабушка эсли одна живёт, и просторная там изба, ну, большая, ну вот, наймут. Ей пол вымоют, ей керосина принесут в лампу, штоб она пустила - вот это плата была за это, штобы бабушка пустила на светлой вечор" (Залес., Залесье, КЦНТК: 109-04).

    Позднейшее переосмысление святочных вечеров со "святых" (святочных) на буквальное - "светлые" - привело к обязательности освещения избы несколькими керосиновыми лампами - от трех до пяти, "штоб было веселее, светлее" (Залес., Залесье, КЦНТК: 109-04): "Биседы, дак о[д]нна лампа, а как светлой [вечер], дак три" (Мод., Плотичье, ШТНК: 075-02); "Лампы зажжём. Три лампы надо на этом на светлом вечару" (Никол., Никола, КЦНТК: 088-05); "Светлый вечер как проходил: ну, приносят несколько ламп керосиновых (товда не было ведь электричества-та). И розвешивают везде. Ну, примерно, лампы три-четыре" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-09)

    Молодежь из других деревень оповещали о светлом вечере устно либо записками: ""Чёсавински, вороженски, приходите! На Романькове светлый вечер будет таково-то дня!" - ...не так, што кричали, а наказывали, што: "Приходите на вечёр на светлый, севодни у нас вечёр"" (Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-08); "Если у нас вечор, дак мы сообшаём всем: "К нам приходите на светлой вечор". А если в другой деревне, дак нам записку пишут, што: "Приходите на вечор". Вот так мы и ходили по деревням с гармошкам. С весельём" (Залес., М.Восное, КЦНТК: 110-01). Пригласительные записки могли быть, например, такого содержания: "Дубровская молодёжь приглашает давыдовскую молодёжь на светлый вечер" (Мод., Колоколец, ШТНК: 079-20).

    На вечер собиралось до 50-100 человек молодежи: "Со всех деревень собералсы народ, собералась молодёжь. Откуда захотят приходят" (Мод., Слуды, КЦНТК: 139-38); "И гуляют все, пляшут, тонцуют. Гармонисты придут. Весёло было" (Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-08).


    Наверх


    Игры и пляски

    Игры и пляски были одинаковы и для бесед, и для светлых вечеров. 

    Старожилы еще вспоминают старинную пляску "Кружка", в которой несколько девушек или женщин двигались степенно, мелкими шажками по кругу 16. Несмотря на то, что "Кружок" как коллективная пляска уже ушел в прошлое, присущая ему орнаментика, пластика и мелкий шаг сохранились вплоть до настоящего времени в другой, уже парной женской пляске - еденького" 17 или, как ее чаще называют, "Ползуна", "Ползунка", "Ползуна ленивого" 18.

    "Ползуна" женщины и девушки также ходили "в кружок", перепеваясь во время пляски частушками, тематику которых обычно задавала первая песня: 

    Пойдем, товарочка, попляшём
    "Ползунка ленивова".
    Ни у тебя, ни у меня
    Севодня нету милова.
    (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-07, 08)

    Характерной особенностью этой пляски было отсутствие дробей: "[Девушки ноги] таскают по полу" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-09); "Мы ишшо называём "пряснушки [= лепешки из пресного теста, намазанные сметаной или творогом] мазать"" (Никол., Петрово, КЦНТК: 086-52)

    Когда в 30-е годы в женскую хореографическую традицию вошли мужские дроби, пляска девушек начала утрачивать присущую ей степенность и стала походить на мужскую пляску "Русского" 19, соответственно, присвоив себе и это название. 
    Пляска, в которой либо парень оплясывал по очереди всех девушек, либо девушка плясала по очереди со всеми парнями, в Устюженском районе называлась "Звёздочка" или "Звиздечка" 20: "Вот биседа была круглая: сидят все - девки и ребята. Ну, кругла лавка была [= лавки располагались по всем стенам избы]. Вот [парень] начинает "Звёздочку". Играк играет. Один [парень] выходит заплясыва[е]т, вызывает девушку. Та выходит, поёт песню или дробит. А парень дробит. Потом парень поёт песню и [они] крутятцы. Прокрутились, этот парень садитцы, второй выходит парень, тожё самоё это повторяют с этой девушкой. И третий парень выходит, четвёртой, - ну, сколько плесаков найдётцы, может до восьми человек. Девушка одна пляшет, а парней - сколько есть. Так отплясали все эти, вызывают вторую девушку. И вторая тожё самоё повторяет это. Вот если беседа кругла, как говоритцы, на чатыре угла, то тут долго эта "Звёздочка" идёт. Пляшёт-пляшёт, играёшь-играёшь, аж вспотеёшь. Другой заменяет играк" (Никол., Петрово, КЦНТК: 086-42).

    В 30-50-е годы повсеместное распространение получили "Кадрили" или "Кадрёшки", которые могли носить привычное название "Русского". "Кадрель" плясали в 2, 4, 6, 8 пар в самых различных вариантах: "Если, например, наша деревня выступаёт - пляшут девчонки, дак в другой деревне не так уж оне, по другому" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-06). Во время войны, когда почти все мужское население было на фронте, "Кадрель" трансформировалась в женскую пляску на две пары, получившую название "В четыре" 21:

    Все четыре, все четыре,
    Все четыре, как одна,
    Плясать пойдём, дак все четыре,
    Не пойдём, дак не одна.
    (Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-08)
    В послевоенные годы, появилось много новых плясок, привнесенных в устюженскую традицию из других мест в результате миграций населения: "Соломушка", "Семёновна", "Елецкого", "Цыганочка" 22: "Жили там в Шуе - на фабрику тогда набор был. <...> Дак вот они оттуда и навезли" (Залес., Избищи, КЦНТК: 111-32); "Вот в войну э[ва]куированные приехали, дак мы только узнали этова "Елецкова"" (Мод., Модно, КЦНТК: 138-05).

    К этому времени девушки использовали в пляске дроби уже вполне умело и непринужденно, что было немаловажным не только для самих новых плясок, но, в первую очередь, для внедрения их в уже существующую традицию: "["Соломушку"] друг перед другом [пляшут]... Встречново идут. Потом, значит, одна поёт песню, ну, примерно:

    Как "Солому" заиграли -
    Сердце припечалили,
    Вы скажите, не таите,
    Дролю где оставили.

    Обое дробят. Ну, по своёму направлению только, не вокруг, не как. Подробили, опять пятитцы назад, на свои места. Вторая запеваёт. И вот так повторно [пляшут]. Навстречу друг другу [ходят]... Я сюда иду, а она сюды идёт... Так, по своей стороне, по своей линии, так он и ходит по этой половнице, допустим. А встречная - та тоже самоё по этой жо ходит. Девушки это. Большинс[т]во - девушки" (Никол., Петрово, КЦНТК: 086-42).

    Помимо уже вошедших в традиционный обиход дробей, для новых плясок характерны были собственные наигрыши и постоянно пополняемые циклы частушек на заданную названием тему: 

    Ты "Соломушка", "Соломушка" - 
    Весёлая игра,
    Повесели миня, "Соломушка",
    Пока гуляю я.
    (Никол., Никола, КЦНТК: 086-09)

    Ты солома, ты солома
    Яровая, мятая.
    Иссушила миня, девушку,
    Любов[ь] проклятая.
    (Там же, КЦНТК: 086-11)

    Эх, "Соломушка" - игра
    Какая благоронная.
    Заиграл - переливается
    Вода холодная.
    (Никол., Громово, КЦНТК: 087-07)

    Я "Соломушку" плясала,
    Увидал миня отец:
    На роботу девки нету,
    А плясать дак молодец.
    (Там же, КЦНТК: 087-08)

    Вечерочные игры под специальные песни и припевки в Устюженском районе уже давно вышли из игрового обихода молодежи. Однако пожилые исполнители еще помнят поцелуйную игру "Со вьюном" 23: "Он [= парень] стоит, я кругом ево пройду и пою песёнку. А потом соберёмси и поцелуёмсе. И я ухожу, а он другую девушку выбераёт. Другая девушка пропеваёт другую песёнку какую-нибудь" (Уст., Кузьминское, КЦНТК, 081-45). Из многочисленного припевочного набора игры "Со вьюном", известного по соседним территориям, здесь народная память сохранила лишь несколько обслуживающих эту игру припевок: "Уж как Юре молодцу нету девки по плечу" (№ 38), "Не я, девица, бела" (№ 39) 24, "Тропка тропитцы" (№ 42) 25, "Видная ягодка" (№ 40) 26.

    В устюженской традиции зафиксирован и ряд других игровых и хороводных песен: "Из-под лисею да шли два молодца" (№ 34) 27, "Не сырой ли дуб да розгораетца" (№ 35)28, "Со вьюном я хожу" 29, "Ой, по морю" 30

    Однако в 30-50-е годы большей популярностью у молодежи пользовались уже другие, не имеющие песенного сопровождения игры. Так, фактически ни одна беседа не обходилась без игры "Суседям" ("Соседям", "В соседей", "В суседи", "В номера") 31. Для этой игры водящий рассаживал парней и девушек парами; при этом девушки садились или рядом с парнями, или на колени к ним: "Сидят парень с девкой. Парня спрашивают: "Люба соседка?" Кто скажет: "Люба", кто: "Не люба", - скажот, сменяет на другую. Потом девку спрашивают што: "Люб сосед или не люб сосед?"" (Никол., Никола, КЦНТК: 086-26).

    "В соседей" могли играть и несколько иначе - с наделением девушек номерами: "Хоть тибе - первой [номер], тибе - второй, мине - третьёй, - девкам всем номера даны. <...> Мы сидим на коленях у каждого парня. Посажёны все: девка и парень, девка и парень. А один сидит так, без девки. Вот он и выберает, какой ему номер надо. Вот скажошь, што вот: "Мине десятой". Много было тогда молодятины-то" (Залес., Избищи, КЦНТК: 111-30). Девушка, которой был присвоен названный номер, бежала к свободному парню и садилась рядом или на колени. Затем номер выкрикивал оставшийся парень и т. д.: "Ты сидишь, ты сидишь, ты... Девки сидят. Это светлой вечор начинаетцы. Миня поса[д]ят с парнём. Ой! не успею посидеть, там крычит: "Двадцатой номер, туды пошла!" Там села. Ой! опять: "Двадцатой..." Я сюда иду. А бываёт, што я нелюбая кому, дак я весь день просижу с одним парнём. Да ну ёво к чорту. Я и уйду и с биседы" (Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-77). Во время игры водящий стоял посередине избы с ремнем и подстёгивал девушек, чтобы они быстрее бегали.

    Водящий мог дать девушкам не номера, а названия деревень или рек. В этом случае, соответственно, выкрикивались эти названия 32: "Вот россадят парам, загадают там какую деревню. Ну вот, эта пара - такая деревня, эта - [другая], - ну, по ближности. И потом один выкрикива[е]т (там хоть у нас [деревня] Кортиха): "Кортиха!" Девка перебегает к тому, которой без этой [= без пары]. Потом этот пустой кричит: "Плотичье!" "Плотичье" бежит. <...> Ешшо в эту "Кортиху" побежишь, дак и хвоснут и ремнём. Надо штобы фартово бежали" (Мод., Кортиха, ШТНК: 079-22); "На биседе играли - "В соседей" играли. Вот садимси: парень-девка, парень-девка. Садимси все... Тогда один парень остаётцы - нету у нево соседки. (И звали, што: "соседка"... А "соседок" назначали рекам: река Молога, Волга... - ну, разныим рекам). И [этот парень] кричит: "Мине Волгу!" Ну, а миня назначили "Волгой", дак я бегу к этому парню и должна подать руку: "Здравствуйте!" - парню этому. Он го[во]рит: "Здравствуйте", - и садит миня: "Ну садись!", - рядышком. Ну вот, а тот парень осталсы одинокой уже. Ну, он кричит там: "Мине давайте Оку!" "Ока" выходит - ну, девка. А "Оке" понравилсы етот парень, с которым она сидела - завелсы [у них] разговор: он розговариваёт и розговариваёт. Она тогда [когда перебегает] должна повернутцы тут на биседе, на серёдке, и систь обратно к ёму. А етот парень опять кричит - уже другую. А если много кричат, што она туда-сюда, туда-сюда, ну, розвернулась и опять села сюда, а етот опять кричит, дак тогда... [парень, который] зовётцы придсидателём (он назначает и всё [= руководит игрой]), дак он возьмёт вот так: "Раз! Два! Три!" - по своей ноге, по голенишшу... [ремнем] хлопнёт и говорит: "Вот сядешь тут и будешь сидеть тут!" Вот так. Уже это был закон. Уже не побежишь, што: нет, я не буду тут сидеть, пойду туда" (Мод., Кортиха, ШТНК: 079-38).

    В игре "В ремень" 33 водящий бросал на середину избы ремень и выкрикивал имя кого-либо из присутствующих на вечере - "топил" его. Если "тонул" парень, то девушка, которая с ним дружила, должна была подбежать и взять ремень - "спасти". Если "тонула" девушка, то, соответственно, "спасти" должен был парень. Если они не успевали схватить ремень быстрее водящего или отказывались - топали ногой, то водящий ударял их ремнем: "А "Ремень": вот кто с кем гуляли, встречались, провожали... Дак вот и кидают. Вот там скажут: "Вот Колька (тамо) Весёлов тонёт!" Кто с им гуляёт, значит, если хочот дружить, дак ташшит этот ремень, поднимаёт. А если не нравитцы, дак не по[й]дёт. Так и валяетцы он [= ремень]" (Никол., Никола, КЦНТК: 086-26); "[Водящий] бросит ремень на середину вот этой избы. <...> И скажут там: "Нинка тонет!" Вот парень должен "спасать". Сразу все узнают, кто с кем встричаецца. И если не "спасёт" он, значит ево ремнём па априделённому месту" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-12).

    Повсеместно распространена была и игра "В скамейку" 34: "Скамейка вот так поставлена. С о[д]нной стороны парень сидел, с этой - девушка сидела. А один ведущий. Подаст команду какую-нибудь, вот они и повёртываютцы... Если в одну сторону оба повернутцы, то цёловатцы им надо, а если в разные стороны, то других выбирать" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-18); "Поставлена скамейка. Вот сядешь ты с краю, а я с другова. А один [= водящий] ремнём по срединочке [стегнёт]. Оглянешьси. Как оглянешьши с парнём в одну сторону, надо подойти поцёловать ево ишшо. А если вместе взгленули - так, лицо в лицо, значит я ухожу, хошь, парень остаётце, другую девушку выбераёт" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 081-45).

    Для игры "В кольцо" 35 парни и девушки садились в ряд на скамейку и складывали ладони "лодочкой". Водящий, у которого между ладоней было зажато кольцо, булавка или другая мелкая вещь, обходил ряд и вкладывал свои ладони в ладони играющих, незаметно оставляя "кольцо" у кого-нибудь из них. Второй водящий, который шел следом, должен был угадать, в чьих руках оказался предмет, и когда находил его, то сам начинал прятать, а тот, у кого "кольцо" было спрятано, угадывал. 

    Игра "В провожатки" давала возможность парням и девушкам поближе познакомиться друг с другом, выбрать себе подходящую пару, а если они уже дружили, уединиться от шумной молодежной компании: "Таскают как в проводатки кто ково. Ну, девок выбирают ребята. Проводишь их - пойдут... Вот тут и знакомились все" (Залес., Крутец, КЦНТК: 113-20); "Вот заказывают девушок иной раз. Я хоть кавалер, и ты - кавалер. [Говоришь]: "Приведи мне такую-то". Это называли: "тащили". <...> [Девушки говорили]: "Ташшили миня к парню вот такому-то", - и назовут. Не "вызывали", не "приглашали", а "тащили". <...> Возьмут там за руку и поташшат к парню. Эсли нравитцы те[бе] парень, дак время проведёшь, а не нравитци, дак [девушка] уйдёт" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-12); "Вот парень там на улице стоит и закажет [другому парню], што: "Мине такую-то приведите". Он на улице стоит, а тебя с дома-то там [вызовет] - на вечару-то [сидишь], придёт парень, возьмёт: "По[й]дём в провожатки". Там подведёт. Эсли тибе понравитцы он, дак по[й]дёшь, а не понравитцы, дак не по[й]дёшь. Ну и по деревне там походишь с им, и обратно он приведёт, и ты придёшь на вечор. Другой раз не о[д]ннова проводишь" (Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-26).

    Нередко девушки провожали парней-"чужаков" уже перед их уходом с вечера: "Например, сидим мы на биседе... Вот парень пойдёт домой и вызываёт. А второй бежит: "Какую, тибе? - го[вори]т. - Которую?" - "Вот, - гов[ор]ит, - вот эту". И по[й]дёшь в провожатки, как любой. А не любой, дак не по[й]дёшь. <...> В калидоре посидим вот так и обратно. Он домой идёт" (Никол., Никола, КЦНТК: 088-05).

    Вызов "в провожатки" поднимал девушку и в глазах окружающих, и, конечно же, в собственных: "И вот на светлых вечерах было такое выраженье. Если, например, парень девушку провожает да, она... хвастаетцы там своим, што: "Дролилась с тем-та"" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-12).


    Наверх


    Драки

    Драки были такой же неотъемлемой частью светлых вечеров, как игры и пляски 36. Характерной особенностью вечерочных драк было почти обязательное битьё лампы: "Эсли задумают они драку, дак... они начинали у нас - лампу первым делом ударить, штобы свет погас" (Уст., Кормовесово, КЦНТК: 088-49); "У нас раньше светлы вечора [были]. Придут чужаки. Эликтричества тогда может быть и не было - лампы со стеклам сделают... - семилинейная лампа. Сшибали эти лампы... штобы драку завесть. Харахорились перед девчёнками. Подойдёт один, фигагнёт по стёклу, ну и пошла драка" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-12).

    Эта особенность вечерочных драк отражена и в частушках, которые пели во время пляски раскуражившиеся парни:

    Задушевный мой товарищ,
    Скоро будем начинать, 
    Скоро, скоро эти лампочки 
    Под лавку полетят.
    (Мод., Плотичье, КЦНТК: 145-24)

    В отличие от драк на престольных праздниках, напоминающих настоящие бои, на вечерах парни дрались скорее "для форсу". Вспыхнувшая драка обычно быстро заканчивалась или же сразу перемещалась из избы на улицу, чему немало способствовало и сформировавшееся в последние десятилетия общее отрицательное отношение молодежи к этому явлению: "Правда драки у нас потом прекратились. Вот в нашо время драк не было. Это мы драки вот эти видели - уже постарше были ребята. Они и с ножами [дрались]. А вот в наше время [уже не дрались]. Потом сказали: "Не пустим, эсли вот [лампу] розобьёте". Ну, а вдруг загоритца. И так и председатель нам наказал - прямо на собранье скажот: "Девчата, вот так с вам розговариваем, и с ребятам..."" (Уст., Кормовесово, КЦНТК: 088-49)


    Наверх


    Примечания

    1 Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-76; Залес., Асташкино, КЦНТК: 115-06; Б.Восное, КЦНТК: 114-33, 34; Грязная Дуброва, КЦНТК: 114-01; Залесье, КЦНТК: 109-01, 36; 112-06, 10; Зыково, КЦНТК: 114-04; Крутец, КЦНТК: 113-05; М.Восное, КЦНТК: 110-01; 114-24; Ярцево, КЦНТК: 115-21; Мод., Ванское, ШТНК: 082-39; Колоколец, ШТНК: 079-02; Кортиха, КЦНТК: 144-05; ШТНК: 077-03, 19; 079-38; Красино, ШТНК: 077-47; 078-02, 15, 17; Модно, КЦНТК: 138-05; Плотичье, КЦНТК: 133-12; 137-11; 140-01; ШТНК: 075-02; 081-13; Слуды, КЦНТК: 135-30; 139-38; 144-11; ШТНК: 086-03, 32, 38; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-15; Даниловское, КЦНТК: 090-22; Никифорово, КЦНТК: 086-05; 087-23; Никол., Никола, КЦНТК: 086-26; Пер., Поддубье, КЦНТК: 111-02; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-07; Кузьминское, КЦНТК: 081-45; Романьково, ОНМЦК: 003-03, 08; Шустово, КЦНТК: 091-05.  

    2 Мод., Кортиха, ШТНК: 079-22; Красино, ШТНК: 078-15; Плотичье, ШТНК: 075-02. 

    3 Мод., Кортиха, ШТНК: 079-22; Красино, ШТНК: 077-47. 

    4 Залес., Крутец, КЦНТК: 113-05; М.Восное, КЦНТК: 110-01; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-04; Слуды, КЦНТК: 139-38. 

    5 Никиф., Никифорово, КЦНТК: 085-22. 

    6 Залес., Залесье, КЦНТК: 112-09; Ярцево, КЦНТК: 115-21; Мод., Кортиха, ШТНК: 077-09; Плотичье, КЦНТК: 137-04; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-28. 

    7 Залес., Б.Восное, КЦНТК: 114-31; Мод., Колоколец, ШТНК: 079-14; Слуды, ШТНК: 086-49; Никол., Никола, КЦНTК: 086-26; Уст., Кузьминское, КЦНТК: 081-45. 

    8 Мод., Модно, КЦНТК: 138-05; Слуды, КЦНТК: 139-38; Уст., Шустово, КЦНТК: 091-03. 

    9 Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-17; ШТНК: 075-02; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-41; Кормовесово, КЦНТК: 088-49. 

    10 Залес., Асташкино, КЦНТК: 115-06; Б.Восное, КЦНТК: 111-38; Грязная Дуброва, КЦНТК: 114-01;  Мод., Красино, ШТНК: 078-17; Плотичье, КЦНТК: 133-17; ШТНК: 084-01; Слуды, КЦНТК: 136-01. 

    11 Залес., Залесье, КЦНТК: 112-06; Мод., Колоколец, ШТНК: 079-02; Слуды, ШТНК: 086-03. 

    12 Залес., Б.Восное, КЦНТК: 114-34; М.Восное, КЦНТК: 114-18, 25; Ярцево, КЦНТК: 115-21; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-11; 140-01; ШТНК: 081-13; Слуды, КЦНТК: 135-30; Никол., Никола, КЦНТК: 086-26; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-30; Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-08, 15. 

    13 Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-76; Залес., Асташкино, КЦНТК: 112-29; 115-06; Б.Восное, КЦНТК: 116-14; Грязная Дуброва, КЦНТК: 114-01; Залесье, КЦНТК: 109-01, 04; 112-09, 10; Крутец, КЦНТК: 113-05, 06, 20; М.Восное, КЦНТК: 110-01, 02; 114-18, 25; Ярцево, КЦНТК: 110-06; 115-21; Лент., Марьино, КЦНТК: 136-30; Мод., Ванское, ШТНК: 082-39; Колоколец, ШТНК: 079-14, 20; Кортиха, ШТНК: 077-09, 14; 079-38; Красино, КЦНТК: 144-06; Модно, КЦНТК: 138-05; 144-03; Плотичье, КЦНТК: 135-10; 137-04; 141-12; 145-24; ШТНК: 075-02; Попчиха, ШТНК: 083-30, 37; Слуды, ШТНК: 086-03; КЦНТК: 136-01; 139-38; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-15; Даниловское, КЦНТК: 090-26; Никол., Никола, КЦНТК: 086-08, 26; 088-05; Уст., Игумново, ОНМЦК: 003-32; Кормовесово, КЦНТК: 088-49; Романьково, ОНМЦК: 003-08, 09; Шустово, КЦНТК: 091-04 

    14 Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-76; Залес., Залесье, КЦНТК: 109-04; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-04; 142-02; Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-08.
    15 Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-12; ШТНК: 075-02; Никол., Никола, КЦНTК: 086-26; Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-03. 

    16 Залес., Залесье, КЦНТК: 109-36 Мод., Ванское, ШТНК: 082-08. 

    17 Залес., Залесье, КЦНТК: 109-36; Мод., Кортиха, ШТНК: 077-19; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-11. 

    18 Залес., Залесье, КЦНТК: 109-36; 112-09; Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-09; 089-03; Никифорово, КЦНТК: 087-23; Никол., Петрово, КЦНТК: 086-33. 

    19 Мод., Кортиха, ШТНК: 077-03; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-15; Волосово, КЦНТК: 078-25; Даниловское, КЦНТК: 089-03; Уст., Игумново, ОНМЦК: 003-32. 

    20 Залес., Асташкино,, КЦНТК: 112-31; 115-06; Залесье, КЦНТК: 109-01; Зыково, КЦНТК: 114-04; М.Восное, КЦНТК: 114-18; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-11; 140-01; Слуды, КЦНТК: 135-30; Никиф., Волосово, КЦНТК: 078-25; Даниловское, КЦНТК: 089-01, 03; 090-09; Никифорово, КЦНТК: 086-05; 087-23; Никол., Никола, КЦНТК: 086-08; Петрово, КЦНТК: 086-33, 42. 

    21 Залес., Б.Восное, КЦНТК: 111-38; Крутец, КЦНТК: 113-20; М.Восное, КЦНТК: 114-24; Никол., Никола, КЦНТК: 086-14; Никиф., Никифорово, КЦНТК: 086-05; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-30; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-07, 09; Игумново, ОНМЦК: 003-32; Кормовесово, КЦНТК: 088-42. 

    22 Залес., Асташкино, КЦНТК: 112-31, 43; 115-06; Б.Восное, КЦНТК: 111-38; Залесье, КЦНТК: 109-01; 112-06; Зыково, КЦНТК: 114-04; Крутец, КЦНТК: 113-05, 20; М.Восное, КЦНТК: 114-18, 24; Лент., Марьино, КЦНТК: 136-30; Мод., Колоколец, ШТНК: 079-14; Кортиха, ШТНК: 079-22; Красино, КЦНТК: 144-06; ШТНК: 078-26; Модно, КЦНТК: 144-03; Плотичье, КЦНТК: 137-04, 11; 140-01; 144-11; 145-14; Слуды, КЦНТК: 135-30; 136-10; 139-21, 38; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-15; Волосово, КЦНТК: 078-25; Даниловское, КЦНТК: 089-01, 03; 090-09; Никифорово, КЦНТК: 086-05; 087-23; Никол., Никола, КЦНТК: 086-08, 09, 12, 13, 14; 087-23; Петрово, КЦНТК: 086-33, 42; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-30; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-07; Игумново, ОНМЦК: 003-32; Кормовесово, КЦНТК: 088-42, 45, 47. 

    23 Уст., Игумново, ОНМЦК: 003-32; Кузьминское, КЦНТК: 081-45, 46; 083-23. 

    24 Уст., Кузьминское, КЦНТК, 081-46. 

    25 Никол., Павловское, ФЭЦ: 738-12. 

    26 Никиф., Конюхово, ФЭЦ: 743-11. 

    27 Мод., Плотичье, ФЭЦ: 738-28. 

    28 Мод., Ванское, ФЭЦ: 739-20; Слуды, ФЭЦ: 738-36. 

    29 Никиф., Волосово, КЦНТК: 083-06; Никол., Сычёво, ФЭЦ: 737-15. 

    30 Мод., Лентьево, ФЭЦ: 740-15. 

    31 Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-76; Залес., Асташкино, КЦНТК: 112-31; 115-06; Б.Восное, КЦНТК: 111-38; 114-33; 116-27; Залесье, КЦНТК: 109-36; 112-13; М.Восное, КЦНТК: 110-01; Ярцево, КЦНТК: 110-06; Мод., Ванское, ШТНК: 082-08; 083-16; Красино, ШТНК: 078-15, 35; Колоколец, ШТНК: 079-14; Кортиха, ШТНК: 079-22; Плотичье, КЦНТК: 133-12; 137-11; 140-01; 141-01; ШТНК: 075-02; 084-01; Слуды, КЦНТК: 135-30; ШТНК: 086-03; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-15; Даниловское, КЦНТК: 089-03; 090-26; Никифорово, КЦНТК: 087-23; Никол., Никола, КЦНТК: 086-26; 088-05; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-30; Уст., Игумново, ОНМЦК: 003-32; Кузьминское, КЦНТК: 081-45. 

    32 Мод., Кортиха, ШТНК: 079-22, 38; Плотичье: 075-02. 

    33 Мод., Кортиха, ШТНК: 077-09; Красино, ШТНК: 077-47; Плотичье, КЦНТК: 133-12; 140-01; Слуды, КЦНТК: 135-30; Никол., Никола, КЦНТК: 086-26; Уст., Игумново, ОНМЦК: 003-32. 

    34 Залес., Залесье, КЦНТК: 109-13; 112-13; Мод., Кортиха, ШТНК: 077-09; 079-38; Красино, ШТНК: 077-47; 078-15; Плотичье, ШТНК: 075-02; 081-13; 086-03; Никол., Никола, КЦНТК: 088-05; Уст., Кузьминское, КЦНТК: 081-45. 

    35 Залес., Залесье, КЦНТК: 109-13; Мод., Колоколец, ШТНК: 079-16; Кортиха, ШТНК: 077-09; Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-34. 

    36 Залес., Крутец, КЦНТК: 113-20; Мод., Кортиха, ШТНК: 079-38; Плотичье, КЦНТК: 135-10; 140-01, 145-24; Попчиха, ШТНК: 083-30; Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-14; Уст., Кормовесово, КЦНТК: 088-49; Романьково, ОНМЦК: 003-15.
    Наверх



     
    Календарные обряды и фольклор Устюженского района / Сост. А. В. Кулев, С. Р. Кулева. Вологда: Областной научно-методический центр культуры, 2004.



    Новые издания

    Альбом сколков кружевных изделий. В 2-х частях. Ч. 2. Вологодское кружево в костюме / Сост. М.Ч. Медкова, О.Ф. Кириллова 
    М.Ч. Медкова, О.Ф. Кириллова Альбом сколков кружевных изделий. Ч. 2. Вологодское кружево в костюме
    Заказать почтой

    Полезные ссылки

    Задать вопрос

    Блоги районов

    11.12.17 16:12
    Великоустюгский район
    Буклет «Шемогодская береста»
    Просмотров: 476


    Новое на форуме